История долгой жизни Ракина Александра Евстифеевича, 91 год

В паспорте записано, что я родился 10 апреля 1930 года в деревне Большая Талица Осиновского сельского совета. Но фактически я появился на свет 6 декабря 1929 года. Мать заболела и добралась до сельсовета, чтобы зарегистрировать моё рождение, только в апреле. Вот так и помолодел на четыре месяца.

 Мать, Прасковья Петровна, родила меня рано – в 17 лет, я был один ребёнок в семье. Жили мы с прадедушкой – Григорием Ефимовичем Жигулёвым. В колхозе не состояли, считались «единоличниками»*. Дед мой был единоличником – занимался извозом, и мать тоже – она работала по найму.

В детстве мы с матерью часто меняли место жительства, она меня возила всегда с собой. Помню, что первый класс я окончил в Нижней Курье, мы там в бараке каком-то жили, второй класс – жили в Неволино, третий – в Елово. Потом опять куда-то поехали. Начало войны застал в Перми. Мы там проживали в  рабочем поселке, который назывался БИС- 33. Когда война началась, то мать вернулась со мной обратно в деревню, в Талицу.

Во время войны трудился вместе с матерью. Ходили на все полевые работы. Жать, косить, копать картошку. В двухэтажной школе на улице Советской сделали госпиталь, и я помню, как мы с пацанами ходили навещать раненых. Школу заканчивал в Елово. Мать устроилась работать техничкой в артель инвалидов, а на лето я уезжал в Большую Талицу к родне.

Когда мне было лет 14, устроился работать бакенщиком. Кама тогда была узкая, но пароходов ходило много. Бакенщик – это была целая профессия. Стояло тут пять бакенов, и мне местный бакенщик Цыпкин отдал два из них. Я должен был за ними следить. В каждом бакене – фонарь. Вечером подъезжаешь на лодке, зажигаешь, а утром снимаешь. А по реке идут суда: пароходы, буксиры, плоты. Больше всего плоты надоедали, как идёт плот, так обязательно бакен сорвёт с места. Я за ним! Иной раз до десяти километров приходилось грести на вёслах, чтобы бакен вернуть. Но работать мне нравилось. А как же! Деньги ведь зарабатывал. Зарплата была 310 рублей.

Трудовую книжку мне выдали в 1947 году. Первая запись в ней о работе бакенщиком. Хоть я и раньше начал работать, но только в 17 лет меня оформили. А последняя запись датируется 1993 годом, когда я вышел на заслуженный отдых. В трудовой книжке вся моя трудовая жизнь, вся биография. 46 лет трудового стажа.

В 1950 году меня взяли в армию, где прослужил три с лишним года. Служил во внутренних войсках, на охране военных объектов. В трёх республиках – Казахстан, Таджикистан, Узбекистан. А потом я заболел, температура держалась под 40. Видимо климат Средней Азии не подошел организму, поэтому переправили меня в Ленинградскую область, в город Мурино. Там моя болезнь прошла.

Вернулся из армии, встретил друга, и он мне говорит: пошли в МТС, там набирают на трактористов. Мы с ним пошли в МТС, тогда директором  был Михаил Яковлевич Тарутин, который  нам дал направление на курсы в Чернушку. Полгода я учился на тракториста, а потом устроился на еловскую МТС (машинно-тракторную станцию).

Первый трактор у меня был – «МТЗ-2». Пахали, сеяли, боронили. А потом создали отряд по вывозу удобрений. Там вешался такой агрегат, который  грузил навоз. Я выучился на экскаваторщика, и все колхозы в районе объехал, навоз возили.

Десять лет работал трактористом, а потом поступил в Зюкайский техникум  и получил диплом техника-механика. Работал по-прежнему на МТС, которую потом переименовали в сельхозтехнику. Летом на тракторе, а зимой на ремонте. Зимой полегче было. Ремонтировали трактора, которые я  до каждого винтика знал.

У меня было желание повышать квалификацию, поэтому поступил в пермский сельхозинститут и получил высшее образование. Потом здесь организовали технадзор, и я стал там работать. Мы ездили и проверяли состояние техники в колхозах. Учили трактористов, организовывали курсы. 12 колхозов в районе было, и мы все обслуживали. Следили за тем, чтобы везде была исправная техника и квалифицированные механизаторы.

Есть у меня и запись в трудовой о том, что я работал инструктором райкома КПСС. Любил общаться, задачей было убеждать колхозников в том, что надо хорошо работать. Я был идейный, да. А как же! Был коммунистом. Тогда ведь в районе заправлял райком партии, всем он руководил. Очень жаль, что всё распалось. Раньше порядок был, а теперь – что хочу, то и ворочу.

Женился я на своей первой любви – Людмиле Ивановне. Познакомились ещё задолго до женитьбы, на барабушке. Был у меня друг – Сашка Жуланов, за одной партой в школе сидели, и гармонист такой – Колчин. И вот собрали барабушку, молодёжь пришла. Колчин на гармони играет, девчонки пляшут. Заприметил я Людмилу, познакомились, проводил её до дома раза три. Она постарше меня была, уже работала в детском садике, ну и как-то не пошли у нас дальше отношения. Она с кем-то там другим познакомилась, и всё.

А потом я уже из армии пришёл, иду по улице, смотрю, знакомая девушка навстречу: «Людмила, ты что ли?».  А она: «Сашка, ты? Ну, здравствуй!» Это было, как сейчас помню – 22 мая, а 7 октября мы свадьбу сыграли. Вот так, сердце ёкнуло, и всё – первая любовь. Она у меня фельдшер-акушер была. Прожили вместе 48 лет.

Полную версию статьи читайте в «Искре Прикамья» №15 от 22.04.2021