История долгой жизни 91-летней Чепуштановой Александры Филипповны из Куштомака

Я родилась 15 марта 1931 года в Куштомаке. Отец мой — Филипп Наумович, работал в колхозе на тракторе. Мама — Анна Ивановна,  тоже была колхозницей.  Детей мама родила 8 человек, но выжили не все. Я была старшая в семье, когда я родилась, тяте было 19 лет, тогда рано женились и детей рожали.

Отца убили в 1942 году на фронте. У меня хранится справка: «Красноармеец  Пермяков Филипп Наумович убит в бою 18 августа 1942 года в деревне Горки Смоленской области». Четыре месяца только он прослужил…

Десять лет мне было, когда началась война. Я к тому времени уже робила — телят, свиней, гусей, овец пасла. В школе только отучимся, лето началось — нас посылают на разные работы. А уж когда война началась, вовсе стало некому работать, всех забрали, остались старики да дети. Кто, что, где мог, там и работали.

Один раз мы с подружкой Зойкой на выпасе уснули, да телят-то проспали. Телята разбежались. Мы  перепугались, что делать? Моя мама вместе с Сашей Крылосовым — заведующим фермой, поехали на лошадях телят искать. Нашли, обратно пригнали. Нас отругали потом, но несильно попало. Все-таки мы были еще дети.

Младшую сестру Фаю с десяти лет отдали в няньки, а я с 12 лет уже работала прицепщиком на тракторе с дядей Колей Галкиным. Я маленькая, худенькая, рычаг-то не могла выжать даже. Как-то раз не смогла выжать рычаг и упала под плуг. Дядя Коля оглянулся, побелел, перепугался, трактор остановил и меня вытащил. Хорошо, что он назад посмотрел, а то бы меня запахал. А с 14 лет я уже сама работала на тракторе-колёснике*.

Умела на тракторе, потому что тятя тракторист был, и мы к нему с детства с братанниками бегали. Я смотрела, как что устроено и всё выучила. Когда в 14 лет на трактор посадили, я уже всё знала, сама его ремонтировала. Посылали учиться, но не поехала — испугалась.

Еще на лесозаготовки ездила. Для того чтобы туда отправить, мне год добавили. Написали, что я с 1930 года рождения, хотя я с 31-го. Надо было по плану парня отправить, а послали меня — 14 летнюю девчонку. Мой дедушка Иван наплел мне лаптей. И вот так, четыре пары с собой, пятая на ногах — ушла я в лес. Ой, мороз сорок градусов, холодина, а мы все равно идем робить, да лапти-то расплелись, распустились! А потом с лесозаготовок шла пешком обратно и все ноги заморозила. Сейчас ноги болят, мучаюсь ночами. Когда и реву от боли, а что теперь делать?

Окончила я 4 класса. Хоть учиться любила, и учительница меня хвалила, из школы пришлось уйти. Тятю убило, как маме детей поднимать? А я старшая, вот мы с мамой всех и поднимали. Куда надо, меня туда и посылали, а я и шла — мне не горе.

Первый муж мой был — Иван Михайлович Чепуштанов из деревни Кузяшка. Не гуляли, не встречались, просто понравилась я ему. Приехал со всей своей родней меня сватать. Я спряталась, за печку залезла, не хотела за него. Родня Ивана стала меня уговаривать, потом он увел меня на крыльцо, тоже давай уговаривать. Согласилась. Поехала с ним в Кузяшку. Шесть лет мы с Иваном прожили, троих детей родила. Потом муж заболел и умер. Я одна с детьми в чужой деревне. Так тосковала по Ване, снился он мне без конца. Приехала мама и увезла меня обратно в Куштомак. Купили там маленький домик, и стали жить в нем с детьми.

Пять лет прожили, а потом я снова замуж вышла. Не знаю как, то ли бойкая была, то ли что. Но я никого не искала, они сами приходили. Со вторым мужем Алексеем родила еще двоих детей. Стало легче, домик побольше купили. Корова здорово выручала. Была у нас корова ведёрница Ветка, по полному ведру молока давала.  Только недолго мы со вторым мужем прожили, его тоже не стало.

Опять осталась я одна с детьми. Совсем тяжело мы жили. А потом поселился квартирант в доме. Парень в Суганке в училище учился и на квартире у нас жил, да так и остался с нами. Тоже не звала его, он сам навелился. Не побоялся ни четверых детей, ни того, что я старше его на девять лет. Я ему очень благодарна. Прожили мы с третьим мужем, Алексеем Ефимовичем,  57 лет.

 

Полную версию статьи читайте в «Искре Прикамья» № 31 от 11.08.2022