Житель Еловского района рассказал, как письмо Малиновскому изменило жизнь фронтовика

Из серии «Колины рассказы»

Когда в нашей семье случилось несчастье, не стало мамы, по совету бабушки и тёти я отправился к отцу, который жил сравнительно далеко, в Свердловской области. В то время мне было двенадцать лет.

Сделаем небольшое отступление, расскажу, как и почему родители расстались. Мой отец был участником Великой Отечественной войны, воевал на Карельском фронте, и в одном из боёв в 1942 году осколком разорвавшейся гранаты ему оторвало три пальца правой руки и повредило зрительный нерв правого глаза. Так в одночасье он стал инвалидом, но остался в живых.

После госпиталя отца направили на Урал, на Фаор, где на долечивании находились раненые в основном из Ленинградской, Псковской и Новгородской областей. В госпитале в то время, как бы сейчас сказали, волонтёром работала моя мама, помогая больным быстрей реабилитироваться. Здесь-то и познакомились мои будущие родители, Анна и Василий, и завязалась меж ними любовь. После долечивания молодые расписались и по настоянию отца уехали к нему на родину.

Мама устроилась на работу в колхозе. Выполняла разные работы. С весны до осени – на колхозных полях. Послевоенное время, как известно, было сложным и трудным. Недоедали, недосыпали. Восстановление после разрухи – вот главная задача страны. Однажды мама унесла с поля несколько корнеплодов сахарной свёклы, чтобы дома сварить для ужина. Соседка, которая тайно вздыхала по безответной любви к моему отцу ещё с довоенного времени, сразу же донесла на неё участковому милиционеру. Участковый на следующее утро, пригласив Анну на беседу, посоветовал ей уехать быстрей из тех мест, чтобы не заводить на неё дело. Он видел её трудолюбие, добрый характер и, зная ситуацию, пожалел. Наверное, сотни, а, может, тысячи и более дел, не были заведены на голодных людей, благодаря пониманию и положительному участию должностных лиц.

Беременная мною, мама возвратилась в родные места, родила меня и стала одна воспитывать. Отец же не смог тогда поехать с ней из-за болезни стареньких родителей, а потом женился… Женился, но не на той, которая донесла на маму.

Семья отца приняла меня хорошо, и стал я жить на новом месте. Как и все дети, ходил в школу, помогал по дому. Отец получал по тем временам приличную пенсию как инвалид – двадцать три рубля, если учесть, что пенсия колхозника составляла двенадцать рублей. Жили неплохо. Правда, отец не мог ничего делать правой рукой, оставшиеся два пальца на руке не сгибались, и видеть он мог только левым глазом.

В 1962 году после очередной ежегодной медицинской комиссии отцу назначили третью группу инвалидности вместо второй. А это означало, что он должен выйти на работу. Но, ясно, что он не мог работать даже сторожем. Отец долго переживал, мало разговаривал, ходил хмурый. Ему было так обидно, что в один из дней он сел за стол с бумагой и ручкой… решил написать письмо Р.Я.Малиновскому, министру обороны СССР. Подумав немного, налил полный стакан самогонки, выпил, занюхав рукавом, и стал писать. Указал подробно, где воевал, в каких госпиталях лечился. Написал о решении медкомиссии. А в конце дописал: «Родион Яковлевич, за какой х.. я воевал, за что меня лишили пенсии?» Запечатав письмо в конверт, отец велел мне отвезти письмо на почту в соседнюю деревню Меньшиково, которая находилась в пяти километрах от нашей Лёкты Я на велосипеде отправился выполнять поручение. Было очень интересно, что же отец написал Малиновскому. Остановившись на безлюдной дороге и осторожно раскрыв ещё не засохший конверт, я прочитал содержание написанного, которое помню до сих пор. Также аккуратно запечатав, отвёз письмо на почту и вернулся домой.

Протрезвев, отец спросил, отвёз ли я письмо. С этого времени он с беспокойством стал ждать… сам не знал чего. Думал, что за ним могут приехать и арестовать, или ещё что-то хуже. Так в тревоге шли дни за днями, недели за неделями. Отец извёлся, ждал уж чего-то конкретного.

Наконец, через три месяца нам принесли конверт с сургучными печатями и вручили отцу – там был ответ на письмо Малиновскому. Ответ был бальзамом для всей семьи и второй победой в жизни для отца. «Попову Василию Ивановичу пожизненно назначить 2 группу инвалидности» — таков был главный ответ. Подобные копии был присланы в военкомат по месту жительства и в здравотдел. Вот так было рассмотрено письмо моего отца Малиновскому. Добился правды!

Мария Кужлева